dromos (dromos) wrote,
dromos
dromos

Category:

31 марта 2014 года. Клуб XL.

Клуб ХЛ прекрасен всегда. Но иногда эта красота с привкусом горькой грусти. Ибо абсурд выходит на первый план, становясь ненасытен, как пятно жирной пищи на груди, где лучше всего видно. – Но это не всех касается, а только нерях, проливающих во время питья кофе с молоком и сливовое варенье. – Тогда как должен оставаться хирургической иглой, рисующей проклятье кучевых извилин на фоне дымной вечности.

Сеня Рубильник:
– Мозг болит словно вышел из дома в носках
облака хороши и мозоли на пятках натёр
крик белужьей икры прямо с неба упал на асфальт
за границей души темных распрей еловый костёр

Сеня пытался пародировать ситуацию в целом. Не получилось, но он особо и не заморачивался.

И тогда я с необыкновенной печалью, даже превышающей тягу к исходу, думаю стихами, зачем-то вклинившимися в память, при неизвестных обстоятельствах бедовой и боевой юности: «прошло сто лет и что осталось от сильных грозных сих мужей».

Эта сказано про нас. И не надо ждать сто лет. Мы уже такие.

Галина Карпушкина выступала в клубе ХЛ. У неё есть две важные ипостаси поэтической магии и технологии. А именно, страстно-игровое отношение к миру слов и смутно-горячечное представление о его первичном хаосе.
С точки зрения свободной энергии прилично, а вот для роли поэта удручающе мало.
Основной процессор у неё поломатый.
Это генератор случайных чисел, пытающийся выдать нечто дивное путем замены магии на архаику, а технологию сводящий к напряженности изжонглированных слов-символов.
А главного нет.
Главное это царь в голове, всегда готовый подсказать, что суть и высшее значение творчества в создании чего-то дельного и жизнеспособного. И если нечаянно создал мир, населенный говорящими папоротниками и перпендикулярными драконами, то надо аккуратно его стереть, освободив холст. И вновь вернуться к пороху, колесу, парусу, ну и, черт побери, к троллейбусу. Да, к троллейбусу или даже рыбе, грамотно вмерзшей в лёд, как бы мы и не осуждали за это пополипитерцев.

То есть распять свое духовное поприще на звездном небе конкретными деталями. А не светящимися трубочками абстрактных понятий.

Общее говорение – не задача, это слишком просто. Так может каждый. Даже я. Вот, к примеру, не напрягаясь:

– В полянах звезд изломанных ветрил
люблю топтать тропические грёзы
кто с юности себя не усмирил
узнает шум большой метаморфозы

Сквозь шторм и ветер тающих страниц
бредет колдун в мифические страны
и перед ним цветут склоняясь ниц
нагромождений сфинксы и тюльпаны.

Ну и что? А черт его знает, что. Хотя вижу, что моё сиюминутное произведение всё же структурировано мотивом веселой пародийности.

Потому что поэзия это идея, заключенная в тела различной важности и тяжести.
Сначала тяжелое тело звуковых ритмических комбинаций, воспринимаемое непосредственно на слух.
Второе тонкое астральное тело синтаксиса, лексики и приемов, различаемое после некой практики.
И третье самое тонкое – супер-ментально-виртуальное вибрационное тело образов и эмоций, доступное знающим.
А внутри горящая монада. Или бутылка лимонада.

То есть поэзия это ловко сбалансированный земными способами вербализации трансцендентно-метафизический гомункулус.

Поэт должен ставить задачу его производства и решать её так, чтобы получилась матрешка художества.

Поэтому расскажу на всякий случай, что такое клуб ХЛ.

Сборище неких существ, по виду напоминающих людей скромного достатка, преданных литературе.
В нынешнем виде основан Евгением Антиповым при помощи Галины Илюхиной и Вадика Макарова лет десять тому как. Илюхина и Макаров были питерские бездельники, Антипов из рукавов в наручники работал преподавателем рисунка для студентов-вьетнамцев. Они смотрели на него бесстрастно-горящими глазами. Что внушило ему стиль и срам интеллектуального превосходства.
Получился формат легкого взаимно-перекрестного стёба над поэзией, проводимого под председательством Антипова в условиях, когда он сам подчас попадает в пародийные ситуации. Связанные с тем, что в природе имеются гипнотические фишки, воздействующие на него разрушительным образом вроде волшебной кислоты. Капелька которой, если брызнет на кого-то, то этот кто-то из человека становится буйной мультипликацией.

Словом шел под душ попал под камнепад. Слушать Карпушкину совершенно невозможно было. Развивалась деформация и клерикальность. Вплоть до того, что после нескольких строк смысл ускользал, и если б не железные струны позвоночника и мотив воли, я сполз бы на пол антимузыкальным пятном темного небытия.

Как это происходило, что всё терялось в бессмыслии, стало понятно только по прочтении текстов. Которые, отдадим ей должное, поэтесса благородно мне предоставила.

Необходимо упомянуть. Во время обсуждения Карпушкина демонстрировала изворотливость, энтузиазм и восторженность, упрямство непреклонности, кипучесть в защите своей деятельности, как будто назначение её деятельности есть прежде всего отражение нападок на её деятельность.

Что же касается её поэтики. Стиль у неё символический, метод – терминологическая зашифрованность, нисходящая к путанице, переходящей в безграмотность и бледную немочь насильственных сопоставлений и тавтологий.

Исходит из набора велеречивых слов. В основном: тьма, снег, любовь, сердце, обретение, заря, космос, свет…..
И почему-то: импульс, помеха.
Конкретики нет. Есть жонглирование. Очевидно, движимая страстью к писанию, заряжается этой эмоцией, впадает в творчество, как дырявый парусник в девятый вал, и поёт. Весьма схематично представляя, что хочет сказать. Городит огород. Кладет, какие слетят слова, чуть ли не как попало.
Возникает нагромождение, мешанина, повтор.
Катастрофически мало той невнятицы, что при некоторых углах зрения может считаться парадоксом. Зато повсюду невнятица с уклоном в высокопарную чепухистику.

Очевидно у неё комплекс подмены значащего означаемым. Или как это там называется.

Но нарушена цепочка.

Надо: задача – процесс – решение.
Имеется: позыв – бурливость – песня.

Да, Галина Карпушкина в основном пишет песни. С припевом.

Помню, как на глазах у удивленных рабов гармонии Карпушкина осадила зарвавшегося Алехина, главного редактора журнала «Юность», вздумавшего, наводя на неё критику и порчу, сказать примерно следующее: «Вы перечисляете, что Вам взбредет в голову».
– А Вы говорите ерунду! Я популярный поэт, у меня масса поклонников! – выкрикнула она гневно. И ушла. Что возвеличивает.

Между прочим, помните историю об Антипове, разозлившемся на редактора, понаставившего ему знаков препинания?

Карпушкина бы не обиделась. В том, правда, только случае, если б это были двоеточия и тире.

Она ставит их обильно. Еще большему обилию, кажется, вряд ли бы огорчилась.
То есть нашла хитрый способ совмещать несопоставимое и оправдывать сдвиги, применяя бесчисленные тире и двоеточии, как мостки и связки.

Этот способ действует только в её личной вселенной. А когда содержимое личной вселенной вываливается наружу, получается шурум-бурум.

…………………

Но призываю к порядку. А кого призываю? А самого себя и призываю.

– Вампиры боятся солнечного света, – сказал Евгений Антипов

– Я была инженером-океанологом, но потом поговорила со своей тетей и поехала в деревню. – Ответила Галина Карпушкина.

– А вы не пробовали съездить в Михайловское? – Не терял хода конём Евгений Антипов

– В Невеле находится наше фамильное кладбище. Второе высшее образование у меня французская литература. – Отскочила Галина Карпушкина на четыре клетки поперек прыжка.

– А говорите по-французски? – Нажимал Антипов,

– Я сначала думаю потом пишу.

– Это, в каком же смысле?

– Я написала 1500 стихов. Многие мои стихи рефлексия и самокопание. Но я их не принесла. Есть стихи, направленные на публику, а есть интровертные. Я принесла стихи, которые понравятся публике.

И Галина Карпушкина приступила к чтению.
И перед нами развернулась удивительная и уникальная картина речи, организованной в условиях иногда очень плохих рифм и сбивающегося ритма. К которой многим следует присмотреться. Ибо как раз приметы нынешнего времени – сбивчивость, потеря смысла почти сразу же после его обретения, ниочемность/никчемность и вообще непонимание, что поэзия это гибрид магии и идеологии, а всякое стихотворение должно иметь сюжет явный или неявный, но проявляющийся проецированием на плоскость последовательного мышления. А также приемы, сбалансированность, развитие и динамическое наращивание.

Чего наращивание? Ну, хоть чего-нибудь.

Цитировать отдельные строки данной авторессы совершенно бесполезно, придется, дисциплины и геометрии ради приводить её творчество целыми отрывками.
Но всё же я сначала процитирую обычным порядком.

– Вуаль ноябрьская на сердце разлуки хлад всего верней.
– Белая клавиша черная клавиша звуки роняют протяжные чистые.
– Говорят дворы колодцы и в потемках чуют солнце.
– Скоро сбудутся мечты, а пока поставлю чайник.
– Плачут покинутые кумиры, празднуют космос черные дыры.
– Он звучит для меня аккордом, уповая на наше пение.
– Идти и думать вперед и обратно. И что исправить теперь понятно.
– Обернувшись на прощание, кто увидит процветание.
– Мир скован льдом зимы, забыт под облаками по розам жажды жить, даря любви сентенции.
– Я бы тоже хранила меня не иначе и сижу на шкафу, как символ удачи.
– Посылает мне мысленный импульс вниманье, если я не заметил помех за мечтаньем.
– Будто сок из мандарина в потолок, наше творчество миры пополнять.
– Начало не будет ни диким, ни голым, ведь надо продолжить житейскую школу.
– Соки луны разольются по росам, думай, корова, над вечным вопросом. Чтобы познать мирозданья основу стоит взглянуть на живую корову.

Откуда совершенно ошибочно следует, что… Не знаю что.
Тлеющий фитиль обэриутизма? Сон аутизма, прогоняющий чудовищ разума?
Спросим лучше у Феликса.

Феликс Лукницкий:
– «Сам создай себе праздник счастливым концом». Мне это показалось странным.
С «варежкой» мне кажется нормальным. Много удлиненных. Хочется кончить, а это утомляет. Много плохой рифмы или никакой. Не было любовной лирики и в ней ничего нельзя выбрать. Стихи, обращенные ко второму визави, ему рекомендации и всё это в пустоту. Интересно послушать то, что она не принесла. Кусочки попадаются.

Владимир (математик):
– Присутствует оптимизм и есть интеллектуальность. Если говорить о количестве 40 процентов понравилось. 60 процентов либо не понял, либо белый лев следит за всем, что правильно.

Ласточкин:
– Понравилось, готов купить.

(А теперь самое главное место нашей повести.

Ласточкин зачем-то нумеровал все прослушанные стихи. Слушал стих и ставил цифирку. Просто цифирку. Без пояснений. В блокнотике. И когда Галину решили остановить, сказал: «Пусть еще два прочитает, а то получилось двадцать восемь, ни то, ни сё».

Чивиков:
– А зачем Вы нумеруете? Вы что колдун?

Ласточкин:
– Если б я не нумеровал, то вот бы получилась странная цифра «двадцать восемь».

Чивиков:
– Так если бы Вы не нумеровали, никто бы об этом и не узнал!

И Галина дочитывает еще два стиха. Чтоб получилось тридцать ровно по системе Ласточкина.)

Юля (группа поддержки):
– Какую-то часть не совсем понимаю. Я думала, что буду «вся такая – ух какая», а ничего.

Ален:
– Я не играю. Мне нравится.

Чивиков:
– Романсовая напевность. Есть странности.
«Празднуют космоса черные дыры». «Светлые волны сути счастья». «Суета маеты». «Стремленье к суете огромной суммой лет». Общо. Надо как-то общность разбавлять. Вот как Пушкин, к примеру: «Смеркалось, небо меркло, воды струились тихо, жук жужжал…»
Вот видите. Воды тихо струились и вдруг «жук жужжал».

Феликс:
– Это можно простить.

Антипов:
– Попадаются черточки. «Грешнички». Каков суффикс! Простые вещи мне симпатичны.
Главное достоинство огромное ритмическое разнообразие.

Чивиков:
– Вы это через раз говорите.

Антипов:
– А сейчас оно еще громадней. И разнообразней.
……….
На этом вечер закончился.
-----------
Приведу несколько отрывков из рукописи Галины.
Ну и вот что бывает, когда читаешь творчество в рукописи. Цитирую большими и маленькими фрагментами.

1.
Мир перестроится в новую стадию –
Все отношения заново сложатся:
Ток интересов в обязанность ладится –
Вечный процесс отыскания тождества
……..
– Что это значит? Можно ли догадаться об этом без усилия, превышающего рентабельность наслаждения? А главное, если это что-то значит, то зачем? И к чему прилагается?

2.
Как награда за день безмятежная ночь
Успевает раздеть, успевает помочь
И мелодией нежной лаская сердца
Сводит наши объятья в кольцо без конца
…….
– Посвящено Е.И. Антипову. Там дальше тарабарщина. Поэтому кольцо без конца – невнятица безграмотности, а не парадокса.

3.
Две белых любви поднимались к заре
Скорее из тьмы, обретать – розоветь
Где пепел печали развеять ветрам
Где сила волнений – опора крылам
…………………..
Навстречу рассвету навстречу весне
Две белых любви наяву и во сне
…………………..
Потоком согласия в негу небес
Восторгом полёта утраченный вес
…………………..

– Что за две белых любви – набор фраз. Несомненно, с романсовой подоплёкой.
Пепел печали… – Вымпел тревоги. Тяжесть надежды основа мечты. Воля к полёту причина разлук. Смятеньем паденья напруженный стон. Ну что еще придумать?
Смыслом раскаянья взвитый над бездною пруд!

5.
Мальчик любимый зарёю не хочет зари
Миру жестокому сердцем прикажет: гори
Глух полыхающий мир – на прозренье плевать!
Только одно и останется: в нём танцевать…
……………….
Станешь мужчиной, узнаешь что чувства – всерьез
Мальчик глядит в небеса – не пытается сдерживать слёз

Сказкам положен сюжет и счастливый конец
Мальчик проснулся, играет, сосёт леденец
Светлое небо даёт созиданья настрой
Доброму миру движенья – любуясь зарёй

– Про мальчика. Я сам мальчик. Нарушает мои ожидания послушать размышления о мальчике. Настолько, что хочется бежать.

6.
Каждый шаг моего движенья –
Сочинение светлой песни
Я впишусь в переходов звенья
В оптимизмы бегущих лестниц

Пролетарии и банкиры,
Остальной социальный спектр –
Все хлопочут любви над миром
На добро отклоняя вектор
…….

– Это может перерастать в обэриутизм, в специальную поэзию тарабарщины. Сама специальность тарабарщины и будет искусством. Но здесь не специальность. Здесь её непосредственность.

7.
На празднике снегопада
Гений воскликнет: эврика!
Шаром вселенной метрика
Пронизывают монады
………….
Плавает шар в энергии
Бесконечного света
Точно знают про это
Под снег попавшие гении
…………….
Охота ловить монады
Стряхивать снег варежкой
Заглядывая за краешек
В далёкое царство отрады
………………

– Ну не знаю. Про монады всегда интересно.

8.
……..
подчинится уму непутёвая блажь
сам себе проводник, лекарь, ключник и страж
открывай бесконечность осмысленья ключом –
никогда, нигде – и даже – не причём
…….
изначальная истина – сотворенья себя
по крупицам гармонии – тьмы пределы дробя
обнимая вселенную симметричным числом
никогда, нигде – и даже – не причём
……..

– Это о чем?

9.
………..
А когда я берусь за плетение рифм
Белый Лев уже видит мой будущий стих
И советует лучшее вызвать в реальность
И стараньем таким не случится банальность
…………..
– 4-рёх четверостишное стихотворение про Белого Льва. Этот Лев – ангел-хранитель, альтер-эго, внутренний голос, черт из дьявольской преисподней, зов предков, архетипический скрип белых антарктических пятен, звон вывихнутых позвонков рассеянных призраков – кто бы он ни был – автор с задачей справляется на единицу.

Честь автору, что он берется за такие темы, хула и плетей по пяткам за то, что делает это бездарно. Этот Белый Лев либо должен говорить что-то магически-пронзительное. Либо должен быть изощренно-технологически изображен монстром с положительным результатом отрицательных тенденций.
А здесь это какой-то пластилиновый хряк с глупым банальным настроением и поведением дебилоида.


10.
Жить в любви – жить пуская корни в Небо
На заре – получать посильный ребус
Планы – это то что можно сделать –
И еще попутной удачи мелочь.
………………
Быть собой – быть идее роста верным
Мудро зреть – вольным быть в мечтах безмерно
Правильнее – делать как уметь –
Чем о недоступности скорбеть

Ощущать – волны светлой сути счастья
………………

Тавтология. Противоречия между строчками. Это, если не считать ниочемности и никчемности всего в целом.


11.
Лучше бы верить, что в жизни спасёт Белоснежка
Чем звать погибель души христианскою пешкой
Лучше считать себя Богом – и делать ошибки –
Чем ожидать волшебства от сомнительной Рыбки

Если не верить совсем – подкрадутся соблазны:
Тратить таланты во грех – в состоянии праздном
Быть реалистом в мечтах это быть молодцом –
Сам сочини свою сказку – счастливым концом
…………………………

Первые две строки зазывно заманчивые. На мой вкус это единственное место, где существует парадокс. Но дальше пошли в ход словоблудие противоречивой назидательности и вялая спесь беззубой противоречивости.
-------------------------
Но я не ради забавы привел эти фрагменты.
Захочешь так написать, не напишешь.
Все равно всё будет структурировано неким замыслом и оттенком высшего смысла. Можно поломать строчкам ноги или головы, но смысл проявится.

Но так, чтоб вышли целые подборки абстрактных зарифмованностей?!

И в этом смысле Карпушкина, возможно, чистый гений. Гений гениальности идеи человеческой жизни.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments